Можно обновить страницу и получить новую подпись

Как я проработал месяц в КФС, впал в депрессию и выжил

Блог Вениамина Векка

В ноябре прошлого года я на месяц устроился работать в КФС. У меня полностью поломалась жизнь, на кредитке денек почти не осталось, а слабым дизайном много не заработаешь. Я решил пойти работать хоть куда-нибудь. Сначала я искал студии, потом просто компании. Наконец отчаялся и пошел работать в ресторан к своему другу Кириллу. Он работает в КФС больше года и скоро станет менеджером.

Интранет — это внутренняя сеть компании. В моем случае — система для обучения сотрудников.

Устроиться к КФС — очень легко, уволиться — сложно. Процесс устройства такой же муторный, как и во всех подобных компаниях — документы, санкнижка, кучи материалов и тестов. Первые дни в интранете своего ресторана нужно пройти обучение: посмотреть лекции, ответить на вопросы, закрыть тесты. Интерфейс интранета из 1995 года, а обучающие видео уже устарели. Я толком ничего не проходил, потому что все уже знал. Опыт работы в разных забегаловках и Макдональдсе дает о себе знать на подобной работе. Все процессы идентичны, задачи одинаковые, а обязанности до тупости просты.

Интранет — это внутренняя сеть компании. В моем случае — система для обучения сотрудников.

После прохождения всех тестов я вышел на работу. Ладно, вру, некоторые тесты прошел за меня Кирилл, за что ему большое спасибо. Ресторан снаружи очень большой, чего нельзя сказать о внутренностях. Зона для сотрудников называется «стаффом». В стаффе очень тесно — кругом в поту жарятся люди, и царит хаос. Свободного пространства внутри нет, только коридоры, лестницы и бесконечные углы. У меня, к сожалению, нет фотографий, поэтому вам придется самим представить и поверить мне на слово. Я работал на Невском проспекте — в самом центре города. Не стоит выбирать такое местоположение, если вы только начинаете свою карьеру. Новеньким очень трудно работать в суматохе. И не стоит начинать свою карьеру в такой компании, но об этом позже.

Ресторан состоит из двух этажей — на первом кухня, касса, прилавок и зал. На втором — передевалка, чулан для обедов, холодильники и всякие комнаты с припасами. Я переоделся в чью-то старую форму и вышел на этаж. Меня поставили на кассу к другому сотруднику и приказали учиться. Самое сложное — выучить на кассе интерфейс. Там настолько все плохо, что вспоминать тошно. Я все задавался вопросом, почему такая большая компания так наплевательски относится к своим сотрудникам? Почему не заказать хороший интерфейс? Неужели с оборотом в 20 млрд долларов компания не может себе позволить хороший дизайн? Для своих сотрудников, для тех, кто ей деньги, сука, зарабатывает. Наверно я никогда этого не пойму.

С первого же дня я мог работать один на кассе. Я быстро подружился со всеми сотрудниками, а с некоторыми ребятами был уже знаком заочно. За несколько дней я выучил все, что нужно знать рядовому кассиру и начал работать почти без выходных. Работал по 6-10 часов, но это не максимум. Кирилл, например, работает и по 16, и по 20 часов в сутки. Для меня это слишком жестко, я привык к удаленке и офису. Я уже не способен на подобный физический труд в таком количестве. А как же блог, сайд-проекты и собственная жизнь? Для меня это важнее всего на свете. Именно поэтому я часто просыпал, опаздывал и отпрашивался со смен. Я пытался выкрасть хоть кусочек, чтобы пожить. Я обязан был делать что-то еще, помимо работы.
И мне удалось не затуманить рассудок жаренной курочкой.

Первое время — адаптация. За этот промежуток новичок учится не только азам работы, но и всяким тонкостям. Например, нужно приучить себя давать обратную связь. Нужно выучить всякие сленговые фразеологизмы. Нужно научиться отпрашиваться покурить, понимать когда можно, а когда нельзя. Новичка очень легко определить в толпе бойцов — он не уклюжий, медленно ходит и долго тупит. Таким был я, таким был Кирилл, таким будет каждый, кто придет на подобную работу. От части в этом есть плюс — учишься быстро выполнять базовые функции. Скилл переговоров, решения внезапных проблем и апокалипсисов прокачивается до небес. На такой работе полезно поработать ради прикола или опыта, но не на постоянной основе. Как люди работают там по 5-10 лет я ума не приложу. Наверно, им в больше делать нечего.

Через пару недель я уже был полноценным бойцом. В жестком графике я начал терять себя — перестал выпускать проекты, не высыпался толком, не отдыхал, даже не писал посты. Все что мне хотелось после работы — это спать. Каждый день я вставал и говорил себе, что надо работать дальше. Я заставлял себя, но иногда не выдерживал и срывался. С блогом и проектами такая же херня. Я физически не мог выдавить даже словцо в редактор. Вы могли это заметить в ноябре и декабре — худшие два месяца в моей жизни. У меня началась депрессия, которую я до этого никогда в жизни не испытывал. Мне не хотелось ни вставать, ни ехать на работу, ни работать — я вообще хотел просто лежать на одном месте и чтобы меня никто не трогал. Друзья и родственники как назло вечно ошивались рядом. Сейчас я понимаю, что вел себя как мудак, но тогда мне казалось, что весь мир против меня. Мне казалось, что всем клево наблюдать за тем, как я мучаюсь. Благо, друзья мне очень помогали. Спасибо.

Такая работа вынуждает становиться очень негативным человеком. Постоянный стресс и пиздец на кассе не отпускает до самой кровати. Даже с закрытыми глазами я слышал толпу голодных людей и голос менеджера. Каждая смена превращала меня в более злого человека. Я стал негативно и резко отвечать людям. Я совсем забыл о заботе и эмпатии — ненавидел каждого первого посетителя. Очень сильно чувствуется собственная ничтожность — вот пришли богатые ребята поесть. А ты стоишь тут, за кассой как дебил. Они учатся в хороших вузах, катаются на дорогих машинах и спокойно могут оставить пару тысяч у тебя в кассе. А ты на эти деньги живешь три недели. Ты ебашишь по 10 часов ради этих копеек. Ты не высыпаешься и хочешь все изменить, но не можешь. Единственное, что ты можешь — припиздить соус у этих жирабасов.

Процент кондимента — это все добавки, которые идут сверху дефолтного заказа. В Старбаксе это сиропы. В Сабвее это бекон или сыр. Процент должен быть высокий, иначе по голове получишь.

Компания очень жадная. Жадность видна буквально в каждом углу ресторана — 30 минут обеда в день, который компания не оплачивает. Жалкий обед, которого не хватит даже ребенку. Тесный стафф, который вынуждает сотрудников ударяться друг о друга. Малюсенькая комнатка для обедов, из-за чего сотрудники вынуждены есть на лестнице. Общее пространство отлично бы подошло людям ростом в 100 сантиметров, но не таким дылдам как я. Со временем тело привыкает уворачиваться и изящно летать по ресторану, но эта вынужденная мера. Организм устает не столько от трудностей, сколько от бессистемного процесса работы. Сотрудники летают по прилавку словно пчелы — каждый пытается как можно скорее ухватить готовый бургер. Каждый напрягается, как только менеджер подходит и оглашает процент кондимента. Каждый хочет поскорее свалить на обед. Нельзя почесать нос или щеку. Лицо, руки и все тело потеет и чешется. Ужас полный, а не работа.

Процент кондимента — это все добавки, которые идут сверху дефолтного заказа. В Старбаксе это сиропы. В Сабвее это бекон или сыр. Процент должен быть высокий, иначе по голове получишь.

Работа меня убивала. Единственное, что спасло — хорошие ребята внутри КФС. С ними работа не кажется таким дерьмом — вечный угар и кек подбадривает, поднимает настроение. Общий настрой помогает разобраться с толпой голодных людей. Команда — единственное, что держит в такой компании. Я говорил почти со всеми ребятами — мало кто любит свою работу. Мало кто хотел бы остаться в компании надолго, но каждый второй хочет уволиться. Однако всё заканчивается на желании, так как из КФС уйти сложно. Сложно потому компания затягивает — появляется лень и небольшая любовь к друзьям. Это парадокс, но даже в таком отстойном месте складываются прекрасные взаимоотношения. Все варятся в одном котле, все жестко ебашут. Есть конечно мудилы, но в основном — все очень даже милые. Меня бесили только чертовы выскочки. К выскочкам я отношу тех, кто сильно злоупотребляет своим положением. Но в целом, я со всеми прекрасно ладил и каждому благодарен. Особенно Насте, Олегу, Наташе, Кристине и, конечно, Кириллу — они помогали мне каждую минуту. Хотя Кирилл проебался с моим обучением.

Спустя месяц работы я совсем отчаялся. Наступил декабрь, жуткие холода и жуткие бесперебойные смены. В один прекрасный день я отважился написать кучи писем в разные компании и меня начали приглашать поговорить. Прошел пару собеседований и принял решение увольняться из КФС. Тот месяц работы я просто выкинул — он дал мне ровным счетом нихуя, не считая новых знакомств. Я сказал директору, что увольняюсь. Через несколько дней об этом знал весь ресторан. Я отработал последние две недели и ушел. Мне очень совестно, что в последний день я вел себя как настоящий козел. Если кого-то обидел в тот момент — прошу прощения. Мне было очень плохо и я не сдерживал себя в выражениях. Я не такой злой, как вам может показаться.

После увольнения мне стало в миллион раз лучше. Депрессия магическим образом испарилась, я начал много писать, сделал плакат, концепт логотипа для Банка Санкт-Петербург и вообще вернулся в нормальный ритм. После увольнения я будто заново родился — снова появились силы, чтобы делать великие дела. Меня пригласили работать в одну студию дизайнером, но об этом в другой раз. Освободившись из-под оков Сандерса я почувствовал свободу. Ко мне вернулось чувство контроля своей жизни. Я снова стал собой.

Может созреть небезосновательный вопрос: какого черта я туда поперся? — я выбрал самый дерьмовый и легкий вариант из возможных. Мне было стыдно и плохо, но надо было хоть что-то делать. Безусловно работа в КФС дала мне пенок под зад. Я снова оказался в кромешном пиздеце. Упал на миллион ступеней вниз, чтобы как следует почувствовать насколько все может быть плохо. Я связываю это с тем, что мне это было нужно. Я застрял и не знал куда двигаться дальше. Тут мне показали, что может быть все намного дерьмовее. Я поднялся, подобрал сопли и пошел дальше. Сейчас я устроился в хорошую компанию, где работаю дизайнером. Депрессии никакой нет, я вернулся — начал работать, делать проекты, писать и все в этом духе. Скорое даже Дизайн-собрание будет, приходите.

Я вам не советую идти работать туда, если вы уже прошли определенный путь. Для студентов или школьников такая работа подойдет. Для ребят посерьезнее — нет. Мой отец, конечно, посмеется мне в лицо, но я повторю его слова:

Нельзя возвращаться назад!
Никогда, ни при каких обстоятельствах.

Поделиться
Отправить
Запинить
27 февраля   говорю   работа
7 комментариев
Иван Ветошкин

Спасибо, Вениамин.

Кирилл

Интересный опыт.
Круто что поделился.

Илья

Давно хотел спросить, а картинки к посту ты специально обрезаешь (твоя фишка) или что-то идет не так?

https://postimg.org/image/q41idwtnf/
https://postimg.org/image/sld9l6l9n/
https://postimg.org/image/qgswk3rcr/

Ощущение полного пиздеца.

Вениамин Векк

За столько постов я бы уже заметил, что что-то идёт не так.

Просто мне так нравится. Можно даже назвать это фишкой.

Вообще было бы клёво собрать все заглавные картинки и посмотреть как менялись «фишки» и стиль.

Объяснил в телеграм-канале зачем я так делаю.

Кирилл Садовник

Вениамин, спасибо за откровенную историю.

Прошу, будь аккуратнее со словом депрессия. Депрессия — довольное серьёзное психическое расстройство, которое просто так не проветривается после увольнения с плохой работы.

Никита

Кирилл, а какое слово адекватнее? Апатия?

Вениамин, спасибо за статью. Тоже заметил, что чем старше становлюсь, тем предложения низкоквалифицированной работы от знакомых-приятелей всё неприятнее.

Вениамин Векк

В потоковых заметках я выливаю то, что чувствую. Она же могла быть всегда, просто ударить неожиданно.

Согласен.

Alana

Слушай, ну у всех в будущем успешных людей должна быть такая работа. И если ты не понимаешь, зачем ты выбрал именно такой вариант через Ж — вот именно для этого )

Вениамин Векк

Вполне может быть.

Алекс Сторожев

Все эти бросовые работы из числа ресторанов фаст фуд , гипермаркетов и т. п. , расчитаны на людей которые имеют проблемы с образованием , опытом работы или с материальными проблемами. За границей в таких местах работают эмигранты. Только что , ездил в кфс , пил кофе. Было больно смотреть , как девченки на кассах , улыбаются клиентам, а глаза-то плачут. Ни чего человечного.

Популярное